Итальянский певец решил построить мост дружбы между двумя странами

Певец и композитор Франческо Барбато больше тридцати лет с большим успехом выступает на итальянской эстраде. Ему довелось сотрудничать со многими известными итальянскими исполнителями, петь в самых престижных залах. Барбато исполняет песни своего сочинения, хиты итальянской эстрады, а также неаполитанские песни в современной обработке. В 2014 году этот музыкант стал обладателем премии «Шансон года», исполнив в Кремле песню «Bella ciao» на итальянском и русском языках. Недавно Франческо Барбато порадовал и наших читателей блестящим выступлением на устном выпуске «МК».

— Франческо, у вас богатый репертуар, но на вечере «МК» вы выступали с песнями других итальянских певцов. Почему?

— Хорошая музыка способна выстраивать мосты между странами и народами. И мне захотелось построить свое выступление так, чтобы показать самые разные краски итальянской музыки, сделать краткий обзор нашей эстрады. Я выбрал песни таких ярких и непохожих друг на друга исполнителей, как Адриано Челентано, Бьяджо Антоначчи, Паоло Конте, «Рикки и Повери», Рикардо Фольи. Хотя мой основной репертуар несколько отличается от этой музыки. С моей звукозаписывающей компанией Bravo, которая находится в Монте-Карло, я уже записал пять альбомов. Между прочим, один из них был посвящен свадьбе принца Альберта в Монте-Карло. И главная песня с этого альбома прозвучала на свадебном торжестве.

— Чем вы вдохновляетесь: яркой итальянской эстрадой, богатой классикой, разнообразным фольклором?

— В настоящее время в первую очередь меня вдохновляет музыка, в которой я сформировался и вырос, — это неаполитанская музыка. Она известна во всем мире. Но к ней я пришел, точнее, вернулся, после довольно долгого увлечения другими жанрами: я исполнял рок, блюз, джаз…

— Кстати, в России все, кто хоть чуть-чуть учился музыке, знакомы с «Неаполитанской песенкой» из детского альбома Чайковского.

— Да, это оригинальное, самобытное сочинение. И действительно, оно чем-то похоже на неаполитанскую народную музыку. Конечно, Петр Чайковский — гений, такой же гигант, как Верди у нас.

— Как приняла вас публика в России?

— На каждом своем выступлении я стараюсь выразить свою итальянскую, неаполитанскую натуру. То есть солнечную и улыбающуюся. И русская публика, которой очень не хватает теплых и солнечных дней, этому очень радуется. Я уверен: существует мистическая связь между итальянцами и русскими. Итальянцы — горячий народ, а русские внешне достаточно сдержанны (характер любого человека сильно зависит от климата). Поэтому мы притягиваем друг друга, как два полюса. А когда узнаешь русских поближе, понимаешь, какие у них добрые души… И еще на улицах Москвы я встречал очень много красивых женщин. Не просто красивых, а прекрасных, выглядевших как модели.

— А познакомиться не пытались?

— Нет, всегда очень корректно себя веду. Не хочу, чтобы меня арестовали.

— А вообще как вам Москова с ее памятниками и вечной суетой?

— Москва — огромный мегаполис, ее можно поставить в один ряд с любой крупной столицей — Нью-Йорком, Римом, Парижем… За последние годы Москва стала более современным и продвинутым городом. Но здесь сохраняется и множество разноплановых исторических памятников: Арбат, Новодевичий монастырь, Красная площадь, район Таганки, Хохловки, Китай-город…

— Несколько лет назад вы участвовали в концерте в Кремле. Рассмотрели эту главную московскую достопримечательность?

— Да, я был в Кремле, но возможности внимательно его рассмотреть у меня, к сожалению, не было. Я очень волновался. Все-таки петь в Кремле — огромная ответственность. Он обладает мощной энергетикой, за ним стоит большая история. И ощущение, которое возникло, когда я зашел за Кремлевскую стену, было сравнимо с тем, что я чувствовал, впервые попав в Колизей.

— Возвращаться в Италию вам комфортно? Там сейчас такие события происходят…

— Мне всегда нравится возвращаться домой, но уже через неделю хочется опять уехать в Москву. Здесь словно спрятан какой-то магнит. И из всех мест мира, даже из дома, меня тянет сюда.

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: